«Мы – Лютеране»
По следам Лютера в Зайде(Seyda) и в её округе.


Огромная благодарность Катарине Кёртинг(FrauKatharinaKörting), уполномоченной по реформированию церковного округа в Виттенберге(Wittenberg), за её дружеский визит и стимул к написанию данной брошюры.
Автор рисунка – ЯсминЛиндеманн (JasminLindemann), был  нарисован в 1-ом классе, Зайда (Seyda).
Томас Майнхоф(ThomasMeinhof), священник в г. Зайда(Seyda),4.2.2016


Оглавление:
Арнсдорф (Arnsdorf)   страница 6

Ельстер (Elster)      страница 7

Гадегаст (Gadegast)           страницы 10, 11, 13, 14

Гента (Gentha)      страницы 7, 8, 13, 15 ,16

Марк Цвушен (MarkZwuschen)                      страницы 15 и 16

Мелльнитц (Mellnitz)    страницы 5 и   15

Морксдорф (Morxdorf)     страница 10

Наундорф (Naundorf)   страницы13, 15, 16

Рульсдорф (Ruhlsdorf)        страницы  6, 12, 14


Зеехаузен (Seehausen)        страница 10

Зайда (Seyda)     страницы 3 - 16, 8 – 11, 17

Цемник (Zemnick)   страница 13


C 31 октября 1517 года человек, вызвавший коренную реформацию того времени, назвал себя Лютером. Впервые он подписал свой тезисный лист, за которым последовало распространение его имени. Это заставило Лютера перевести свое имя на греческий, как это сделал его друг Меланхтон (его старое имя «Schwarzerd»). «eLeUTHERia» в переводе на греческий означает «свобода». Свобода дала его сознанию Священную письменность: свобода, живущаятам, во мне, это как Божья милость для меня, благодаря ей я могуигнорировать все другие авторитеты, любить, жить радостно и уверенно. (Томас Кауфман «История реформации» 2009, 186.)

Реформация произошла в нашей непосредственной близости – в Зайде (Seyda), находится между Ютербогом (Jüterbog), где Тетцель (JohannTetzel) продавал свою индульгенцию, и Виттенбергом (Wittenberg), где вывешивание тезисов «Против отпущения грехов» вызывало волнение. Оно проявлялось не только в дореформационные и реформационные годы, но также и сегодня - 500 лет спустя.
Мартин Лютер был знаком с Зайдой; во время чтения проповеди он отдаленно упомянул городок, это было примерно так: «Уважаемый Совет, представьте себе, Моисей двинулся бы так далеко, как, например, в Зайду…». Он лично заботился о распределении на должность священника. Его друг, БортоломеусРизенберг (BartholomäusRieseberg), был первым евангелическим священником в Зайде и работал здесь с 1527 по 1540. Он прибыл по рекомендации Лютера после того, как Бортоломеусв качестве реформаторского праведника в Гессене (Hessen) ускользнул от сожжения на костре.
13 ноября 1528 годаМартин Лютер должен был лично присутствовать в Зайде по случаю первого визита в евангелическую церковь с целью контроля – так написано в его «Дневнике», в котором жизнь Лютера была расписана день за днем. Через десять лет после реформации, при  первом посещении церкви вKurkreis(историческая территория, возникшая из прежнего герцогства Саксония-Виттенберг), речь шла о том, что случилось в общинах после известий о реформации. Комитет по контролю не работал в Зайде, так как там на тот момент уже вел свою деятельность пастор Ризеберг (Rieseberg), но в остальных местах опыт был устрашающий. Чтобы стать священником, нужно было лишь уметь проводить службу. Зачастую таких «священников» даже нельзя было назвать Отцом Нашим.
Сначала комитет должен был выяснить обстановку, прежде чем давать советы. Для Зайды поступило распоряжение – построить школу и госпиталь. Также ввести «Общую кассу» - кассу для общественности, в особенности для бедных.

Лабетц (Labetz), церковно принадлежащий Зайде, был обменен на Шадевальде (Schadewalde),который, в свою очередь, относился к Виттенбергу. Священник города Мелльнитц (Mellnitz) был направлен в Зайду из-за недостатка средств, причиной которого стала маленькая численность населения. Еще сегодня в Мелльнитцена поле каменной церкви сюжной ее стороны можно обнаружить «Приходские врата» и «Царские врата», через которые входил сам священник, и тем самым есть возможность определить, что священник непременно должен был быть стройным, чтобы свободно проходить через ворота.
В Зайде был назначен суперинтендант (исполнитель регулярной визитации в евангелических церквях), его обязанностью было следить за образованностью и исполнением служебных обязанностей десяти священников. Должность суперинтенданта была постоянна в Зайде до 1877 года; таким образом,  до 1919 года в Зайде было два приходских места: суперинтендант, позже «старший пастор», и «дьякон». Сегодняшний дом священника был заново отстроен  лишь в 1846 году.

После того, как Лютер побывал в Зайде, он написал катехизис, чтобы исправить затрудненное положение уровня образования и просвещения.  Коротко и точно были изложены самые важные аспекты христианской веры: для «дома, школы и церкви» в Малом катехизисе – так до сих пор стоит в сборнике церковных песнопений в форме «вопрос-ответ». «Большой катехизис» предназначался по началу для священников-господ и давал соответствующие базовые знания, например: «Что такое Бог?» - «То, что ты носишь под сердцем!». Спустя столетия катехизис был и будет изучаться; долгое время проводились утренние воскресные богослужения, а после обеда –чтение катехизиса. Тогда было естественно, что писал Лютер: «Даже ребенок семи годов отроду знает, что значит Церковь»
Эта визитация была не последней, снова и снова наблюдалось за тем, насколько порядочно и честно вела себя община. Таким образом, было установлено, что была построена лишь одна школа. Жители Зайды искали оправдания и за это вносили свою лепту для госпиталя города Цана (Zahna).
Визитация свидетельствует о ясном воздействии воли реформаторов, которая отразилась в их сильном влиянии на местную общину. С другой стороны, еще сегодня можно заметить по внешнему виду церквей городов Рульсдорф (Ruhlsdorf) и Арнсдорф (Arnsdorf), как бережно и осторожно с ними обошлась реформация.

Часть произведения «Святое семейство», написанное более 500 лет назад, можно найти в Рульсдорфе (Ruhlsdorf). Оно рассказывает о Марии и Йозефе, которые нам уже известны из священного писания (библии), также о Святой Анне, бабушке Иисуса, мамы Марии. Она держит Иисуса на колене, и она, дословно сказать, «под колпаком», то есть замужем. На заднем фоне показаны три ее супруга, за которыми она по очереди была замужем (каждый раз они умирали). В связи с реформацией Святые потеряли свое значение в качестве целителей. («Святая Анна, помоги, я хочу быть монахом!» - так кричал молодой Мартин Лютер в страхе перед смертью). Окончательно они не были высланы из церкви, а просто сдвинуты из центра.
Еще отчетливее это видно в церкви города Арнсдорф (Arnsdorf), где средняя часть алтаря со Святыми фигурами была вынута и перевешена на стену; в середине была установлена церковная кафедра – слово Божье, Иисуса Христа, должно было стоять в центре.

Длинной была цепочка лютеранских пасторов, ведущих свою службу в Зайде, часто они были хорошо образованными людьми и являлись выпускниками Виттенбергского университета. Известный нам ГиллигерЙоханесЦахариас (JohannesZachariasHilliger), занимавший свою должность в течение сорока пяти лет с 1725 по 1770 гг.. Его портрет, написанный маслом, до сих пор находится в церкви. Сам Йоханес держит в руке раскрытую книгу, в которой на трех языках (еврейском, латинском и греческом) написано: «Доверь Господу пути свои, и даже, когда Тебе плохо, он все-равно тебя увидит!»  Высшая степень учёностиЙоханесаотражается так же и в многочисленных книгах.
(Vgl.: „Die Vorgänger. Seydaer Pfarrer zwischen stabilitas loci und peregrenatio.“ www.seyda.de/2014-5.htm )

Приходская община в городе Эльстер (Elster) получила своего пастора также благодаря Лютеру. Валентин Шванприменял то, чего многие опасались и то, что безбрачие должно было предотвратить - передача пасторского места по наследству. (Vgl. www.seyda.de/elster.htm.)

В 1521 году Лютер стоял «перед императором и государством» в городе Вормс; мужественно он не сопротивлялся, ассылался на Священное писание и здравый рассудок. Датский принцКристиан, находившийся там, был настолько воодушевлен этим признанием, что стал лютеранином, и в последствии, став королем Дании, он пригласил ЙоханесаБугенхагена, чтобы составить для своей королевской империи лютеранский церковный устав. «Никогда не исчезнут Божье слово и Учение Лютера» - еще сегодня это можно услышать изуст датской церкви. Лютеранские королевские династии состоят в тесной связи; так родилась датская принцесса Хедвиг. Ее муж, Курфюрст Кристиан, рано скончался, и она получила во владения собственную территорию (Лихтенбург у города Преттин), которая распространилась до наших мест. В 1624 она основала маленькую церковь в городе Гента (Gentha).
Тридцатилетнюю войну пережили в Генте лишь две вдовы и два вдовца. Они получили земледельческое орудие и скот для размножения, - и у них была церковь, для утешения и надежды. «Были ли они вознаграждены?» - хороший вопрос на сегодняшний день.
Все это только отражение лютеранской веры, которая в Генте выражается особенным образом. Мы обнаружили это лишь три года назад: сама Хедвиг сидит за столом Господа, на картине над алтарем. Образ апостола упущен. Такое мышление типично для лютеран: «У нас есть место там, у Христа». Однажды в городской церкви Виттенберга (Wittenberg) Кранах (Cranach) начинал писать людей из Виттенберга за столом Господа, но впервые именно в Генте там сидит женщина, что является шокирующим открытием.
Действенность веры в любовь с самого начала была еще отчетливо видна, уже во время визитаций речь шла о всеобщем образовании и защите слабых и бедных, как, например, постройка госпиталя в Зайде (Seyda). В 1708 году от пожара пострадал город Зайда, церковь также была разрушена. И тогда христианское общество решило заново отстроить церковь и реконструировать город на деньги, которые были собраны с налогов и пожертвований саксонских городов.
Лишь благодаря Любви к ближнему Зайда до сих пор живет и расцветает! В 1717 году новая церковь уже была готова к открытию. Были найдены силы, чтобы поднять колокол на башню (раньше их было 5). Он звонит еще и сегодня. Немного позже будет доставлен типичный для лютеранской церкви алтарь. С него можно считать всю «лютеранскую программу». Самое важное находится в середине: таинство слова как лекарство – проще сказать, это церковная кафедра, также алтарь и купель. С помощью красного занавеса поясняется, что на резной картине изображено, как Иисус пирует вместе со своими апостолами, и, что здесь и сегодня будет происходить то же самое за столом Господа с провозглашением его слов.Достоен внимания характер приглашения: хлеб уже разложен для прихожан. Мартин Йентцш (MartinJentzsch), уроженец города Зайда, разработал этот мотив к своей песне, которая до сих находится в нашем евангелическом сборнике.
Важное лютеранское отличие закона от евангелия можно узнать с помощью нашего алтаря: слева Моисей с десятью заповедями, а справа Йоханес, чьи слова звучат так: «Бог – это любовь». Оба обращены к распятому на кресте Христу. Два апостола – Петр (Petrus) и Павел (Paulus), которые, начиная с 1711 года, дают церкви имя, были один раз перепутаны. В этом году, по случаю подготовки к юбилею реформации, они будут представлены в правильном порядке. Павел должен показывать на крест (а не на воздух), а Петр – приглашать движением руки к столу Господа!
О мирской и церковной власти все еще напоминают места для бедных в хоре, над которыми находился союзный саксонско-польский флаг; также эпитафия рядом с картиной суперинтенданта Хиллигера (Hilliger). Он вел свою службу целых 50 лет и оставил надпись на надгробной плите: «Сделай так, как я, тогда мы это обсудим!»Так и на старом колоколе есть,как  мирские, так и церковные представители.
Старая школа рядом с церковью была построена в 1881 году на треть денег церковной общины, до 1918 года суперинтендант проводил контроль над этой школой. На картине уже видна лютеранская форма – черная ряса(риза) с брыжей, которая дошла до нас, как одежда священников. Именно так должен был Лютер одеваться во время работы профессором в университете Виттенберга. Правда это относилось к «адиафоре», второстепенным вещам.
Однажды Лютер получил письмо из Бранденбурга от обеспокоенного пастора о том, что государь дает добро на евангелическое проповедование, но ради этого он должен надеть платье из католических времен на богослужение. Встал вопрос: «Смог бы это сделать Лютер?» На что он ответил:  «Важнее все-таки то, что он читает и проповедует, если потребуется, я могу стоять и в нижнем белье».
Многие столетия старые ризы не выходили из пользования,как, например, и в городе Гадегаст (Gadegast). Там на протяжении ста лет у нас была расписка на приобретение новой ризы, которая  была использована не сразу.
Лишь в 1817 году прусский король распорядился о покупке черных мантий в качестве единой формы для священников.
(www.seyda.de/gadegastgeschichte.htm)

В Зайде изменилось многое: саксонцы сражались с французами и находились в освободительной войне против Пруссии и России. Наша область перешла к Пруссии, возникла саксонская провинция, которую до недавних пор можно было узнать, как «Церковную провинцию Саксонии», после этого она объединилась с Тюрингией в «Евангелическую церковь Средней Германии».
Прусский король занял свой престол. Его королевским домом стал замок Гогенцоллерн (на юге Германии), который получил преобразования после революции. Предшественники короля уже пытались объединить в одной церкви людей, исповедовавших лютеранство и цвинглианство (кальвинизм). Но им это не удалось, поэтому король решил пойти другим путем и создал союз.Каждая из этих двух общин имела право иметь свое мнение и придерживаться своих взглядов. Кроме того, у короля был друг- Цар Александр, благодаря которому он познакомился с русским музыкантом Богатским. Так как король занимался литургией, он создал книгу богослужений с соответствующими молитвами и отрывками песен. Каждая община, добровольно вводившая у себя этот требник, получала экземпляр с персональным посвящением в золотую письменность. Такую книгу я нашел в городе Морксдорф (Morxdorf) под церковной лавкой. Что интересно, в городе Зеехаузен (Seehausen) в эти дни приходили крестьяне, поднимали свои старые церковные сборники в воздух и кричали: «Мы – лютеране!»
На церковной площади города Зайда (Seyda) стоит, так называемая, липа «освобождения» и напоминает о братстве по оружию между русскими и пруссами. На сегодняшний день этой липе целых 200 лет.  Другое дерево –  дуб Лютера, посаженный к дате 400 дня рождения Мартина Лютера.
В этом же году, в 1883, в Зайде начались добрые деяния, взявшие свои корни от великого теолога (богослова) Фридриха фон Большвинга (FriedrichvonBodelschwingh). Он ввел традицию помогать ближнему и поэтому образовал трудовую колонию. Его родственник, Густав фон Динст, вел свою деятельность в Зайде в 1183.Он видел тяжелый экономический кризис безработных; кризис, который массово вторгся в страну. Безработным нужно было получить работу вместо милостыни. Итак, еще одна точка зрения на человеческую индивидуальность и личные ценности каждого человека. (www.seyda.de/heide.htm)
«Отломи бедным хлеба, что странствуют в нищете, отведи их в свой дом и пронеси бремя остальных.» Так писал Мартин Йентцшв  песеннике, №418. Он родился в Зайде, его отец работал в трудовой колонии в период ее основания, а он сидел перед алтарем в церкви: «Отломи нам, бедным, своего хлеба и помоги грешникам так же, как и благочестивым, чтобы и мы когда-нибудь пришли к твоему столу.

Основание лютеранства в это времябыло большой частью трудов миссионеров в Танзании, в то время – немецко-восточная  Африка. В городе Гадегаст (Gadegast) об этом напоминает старое миссионерское знамя, висящее над хором. Устраивались также и миссионерские праздники, на которых собирались пожертвования от членов общества для таких мест, как церковь, школа и больница. Из таких бывших миссионерских «станций» у нас часто были гости, к примеру, из Лугалы в Танзании. Часть лютеранской мировой церкви, к которой мы относимся, была построена нашей общиной.
Также лютеранская церковь в 1886 году в городе Лайнефельде (Leinefelde) была профинансирована благодаря пожертвованиям из Гадегаста (Gadegast). Точно отмечено, сколько каждая семья смогла отдать на благотворительность.Общество «Густава-Адольфа» было образовано для евангелистов в диаспоре.

1886 год – год основания церкви в городе Рульсдорф (Ruhlsdorf). Покровителем был Карл Траугот (CarlTraugott) из Хюльсена (Hülsen). Он стал ее учредителем. В своей жизни он добился высоких показателей лютеранской преданности и благочестия. Пастор не только читал надгробные речи, он даже посещал больных рабочих, чтобы с ними спеть и помолиться.Также он огранизовывал мероприятия по страхованию от пожаров для провинции Саксонии, а позже и для всей Германии; они сохраняли и защищали людей от нищеты и бед. Карл выступал в Рейхстаге, а именно против Бисмарка (первый канцлер Германской империи) в культурной войне. Он ясно говорил о том, что он, как лютеранин, не одобряет решительных мер против католической церкви; он стал первым, у кого хватило храбрости так рассуждать в Рейхстаге, и как мы знаем, Бисмарк должен был отказаться от дальнейшего участия в этом деле.
В вестибюле церкви Рульсдорфа до сих пор можно заметить погребальный крест Карла Траугота с библейским изречением: «Я живу, и вы тоже должны жить!». Однажды он даже устроил вечернюю трапезу прямо около церкви. В прошлом году его потомки помогли нам щедрыми пожертвованиями на кровлю церкви и продолжили традицию своего праотца. (www.seyda.de/2014-2.htm)  

Оснащение («приданое») наших церквей показывает то, что наши Советы есть и были важны во все времена: так в городе Наундорф (Naundorf) находится церковный алтарь; в Генте (Gentha) существовал такой же сто лет назад (старое фото-доказательство можно увидеть на западной стороне церкви); в городе Гадегаст (Gadegast) в центре стоит картина Христа, который обращен к нам с распростертыми руками; в Цемнике (Zemnick) на пестром стеклянном окне первым делом привлекает внимание пасхальная история с Марией Магдаленой. Контраст можно заметить сразу, как только поехать в Восточную Фризию (Ostfriesland), где в пореформенных церквях уже совсем нет картин, лишь церковная кафедра в середине и складной столик в углу, который выставляется только по случаю праздничной трапезы.

Записка с оглашением о помолвке 20 века была найдена в городе Гадегаст (Gadegast) во время уборки под одной из церковных лавок и уведомление об «исповеди за юность». ВГадегасте до сих пор позади алтаря стоит стул для исповедания. Такую форму исповеди Лютер в свое время не ликвидировал (еще в 1817 году во время ремонта в дворцовой церкви Виттенберга встраивались такие стулья), а лишь критиковал принуждение к исповеди.

То, что община сформировалась из слов и причастий, видно по строительству церкви в городе Мельтендорф (Meltendorf). В маленькой построенной деревушке в стороне Флэминга в то время не было ни одной церкви, а путь в Ельстер (Elster) был длинным.В середине 19 века крестьянин строил новый дом и решил соорудить себе церковную комнату. Позже, в 1896 году, из общих сил город построил одну собственную маленькую церковь, именно поэтому она и сейчас находится в руках городского управления. В этой маленькой деревне родился живой церковный хор, который десятилетиями пел по воскресеньям в церкви. Священник города Ельстер (Elster),конечно же, приходил не так часто, обязанности выполнял кто-нибудь из Гадегаста (Gadegast) или Пистерица (Piesteritz); с большими расходами, чтобы послушать слово Божье.
(www.seyda.de/2014-1.htm)

Юбилей реформации 1917 года пришелся на время Первой мировой войны. В церкви города Гадегаст (Gadegast) с этого года у нас есть «крестик из гвоздей». В годы войны на каждый гвоздь вносились пожертвования в дар солдатам. Во время национализма Лютер то же самое делал и для нас.

Церковные росписи 1935 года в Зайде, исполненные одним церковным художником, схожи с гербами Лютера и Меланхтонса, а песня «Прочная крепость» такая же, как и библейский куплет. Схожая ситуация и в церкви города Рульсдорф (Ruhlsdprf), где важные и значительные вещи до сих пор не могут быть расшифрованы. Картины Лютера с 1900-х годов находятся Гадегасте (Gadegast) и Рульсдорфе (Ruhlsdorf) (там же и картины Меланхтона), а также масляные полотна обоих из 18 века.

«Своенравие» лютеранской веры можно распознать по истории жизни и действиям пастора Хагендорфа (Hagendorf), работавшего с 1938 по 1954 гг. в Зайде. В первый раз в поле зрения гестапо он попал, потому что он вложил в свое письмо о запросе о предках для доказательства своего арийского (не еврейского) происхождения просьбу о пожертвовании для евреев. Из-за критических высказываний он был взят под стражу. После 17 июня 1953 года в его дверь постучались два руководителя стачки из городов Вольфен (Wolfen) и Биттерфельд (Bitterfeld): «Кто-то должен нас принять! Так сказал Иисус!» Пастор сделал это, он посодействовал их бегству и на основании этого был снова посажен в тюрьму.
(Vgl: „Einer muss uns aufnehmen, das hat Jesus gesagt. Der 17. Juni 1953 im Seydaer Pfarrhaus.“ (www.seyda.de/1953.htm, www.seyda.de/2014-6.htm)
Наша принадлежность к лютеранской церковной семье мира стала нам очевидна и понятна с 2003 года. Тогда проходил обмен священниками с Балтимором, США. Пастор Кейф Хэрди (KeithHardy) два раза был у нас в гостях и поражался: «В центре каждой деревни – большая церковь, еще и лютеранская!» После этого визита (он приезжал со своей супругой) им последовали и члены совета Лютеранской церкви Богослужения в Батиморе; также и в этом году, через такой большой промежуток времени, они хотят приехать к нам на три месяца.

В зимней церкви города Наундорф (Naundorf) висит крест из красного стекла, из Балтимора. Группа совета из Сиэтла, оказавшая помощь при реконструкции церкви Мелльнитца (Mellnitz) в 2005 году, приехала из «Вестсайд Пресвитерианской церкви».
«Presbyter» –в пер. с греческого «старейшины», они шли вместе с нами по следам Лютера. 11 сентября 2001 года стало отправным толчком к нашей первой встрече. Вообще, интерес к реформации и к ее юбилею 2017 года подтолкнул нас на новые знакомства: регулярно нас посещает большой хор Лютеранского университета из США города Чикаго. 50 студенток и студентов пели как на конфирмациях в Генте (Gentha) и Зайде (Seyda), так и в часовне Марка Цвушена (MarkZwuschen). Этот хор сотрудничает с хором мальчиков в городе Лейпциг (Leipzig) и так же поет на торжестве правительства по случаю юбилея реформации; с самого начала у нас был установлен с ним контакт, и поэтому он до сих пор остается верным для маленьких населенных пунктов и общин.


Мы с радостью приветствовали  гостей из Дании – БишёфинКристианзен на празднике восстановления церкви в Генте (Gentha), 2015 год, Чехии – братья Бёмише и Польши (Мазурия). (www.seyda.de/neuewelt.htm)  

На юбилее деревни Наундорф (Naundorf) церковная община ставила пьесу про деревенскую историю в нескольких сценах; почетным гостем был Бернард Науманн (BernhardNaumann) – «Лютер» из Виттенберга, сам Лютер, конечно же, тоже заходил!

 Встречи Всемирного лютеранского союза были не менее важны: каждый раз собирались около 16 гостей в две церковные общины. Это можно сравнить с олимпиадой, гости из всех уголков мира: Зимбабве, Латвии, Гонконга, Сальвадора, Канады, США, Ганы, Замбии, Индии, Колумбии, Швеции, Дании…взаимные впечатления!

Наконец, помощь беженцам в прошлых месяцах, которая также была оказана и Виттенбергом, стала первой попыткой для того, чтобы донести историю реформации людям из совершенно других культур.


Нельзя купить себе «билет» в рай, его можно лишь получить от Иисуса. Это определяется не достижениями, а любовью Иисуса к каждому из нас – это находится в контрасте со всеми силами мышления, как в Исламе или в других наших западных обществах.
Душа Лютера живет под нами – об этом нам напоминает часовня в Марк Цвушен (MarkZwuschen) со своим острием на верхушке, поставленным в 2011 году.Позже будет представлена Туринская плащаница, которую можно увидеть на картинах Кранаха. И тут же надпись: „Vivit!“, «Он жив!», Иисус живет – пасхальная весть, найденная на «розе Лютера» (символ лютеранской церкви), которая через все времена приносит только радость и утешение.
(www.seyda.de/kapelle.htm)  
У нас много «лютеранского», и даже того, чего мы совсем не замечаем; точно так же, как рыба не чувствует, что ее окружает только вода, и только, когда она пропадает, ей становится трудно.

То, что сегодня подарки дарятся на Рождество, а не на День Святителя Николая – это восходит к Мартину Лютеру. Точно так же, как и стипендия для студентов или евангелический дом священника с женой.
Мысли Лютера сохранились в Зайде (Seyda) через все время: мы живем по Божьей  милости – это должен прочитать в библии каждый; ближнему нужна наша помощь; мы можем радоваться дарам Божьим, что в наши дни очень значимо; у нас есть надежда на то, что, если завтра мир уйдет под землю,  сегодня мы еще успеем посадить дерево.

 «Бог всем дает свое благословение,
чтобы мы шли по его пути
полном любви и братской верности,
чтобы о пище мы не сожалели.
Господи, помилуй.
Господи, Святой твой дух
нас никогда не покинет,
он насыщает нас вдоволь,
твое бедное крестьянство живет
в мире и согласии.
Господи, помилуй».

Песня Мартина Лютера, исполняемая в Зайде на протяжении 500 лет.